Интервью с художниками Art Design Human Studio в рамках групповой выставки «Воздушные замки»

Above Art:
Как ты работаешь с образами, и что для тебя первично идея или картина/объект?

Николай Моргунов:
Это взаимозаменяемые вещи, но для меня на первом месте стоит реализация идеи, чтобы конечный объект отвечал моему субъективному чувству прекрасного. Недавно я работал над новой серией картин и понял, что основная задумка возникла у меня более десяти лет назад, но только сейчас я нашел способ ее воплотить, хотя давно забыл о первых набросках.

Владимир Чернышев:
Первична идея, вся моя работа – это по большому счету работа над ошибками. Часто меня не удовлетворяет законченный материальный объект, не важно графика это или инсталляция, как результат, мне интересно размещение работы во времени, ее изменения, комментарии к ней или даже повторение одного и того же разными методами.

Франсуа Пато:
В процессе работы над картиной я часто обращаюсь к воспоминаниям, чувствам и визуальными элементами, которые я встречаю в жизни. Это может быть воспоминание о зеленой двери, небольшой рисунок или песня.

Федора Акимова:
Я, скорее всего, пластический художник, а уже потом концептуальный. Очень часто я вижу уже готовое произведение в голове и когда начинаю его воплощать постепенно проявляется концептуальная составляющая. Часто работа очень сильно отличается от первоначального замысла и сама преподносит мне сюрпризы. Поэтому я никогда не делаю эскизов – предоставляю работе полную свободу.

Алёна Мухина:
Для меня идея всегда первична, мне нужно отталкиваться от вопроса, идеи или смысла, иначе рано или поздно объект «разваливается» в моем представлении.

Above Art:
Искусство хранит в себе память человечества как определенный культурный код. Какой след ты намереваешься оставить как художник?

Федора Акимова:
Никогда не задумывалась о своём следе в искусстве. Для меня искусство – это прежде всего исследование (эстетическое и философское), и я как учёный полностью поглощена процессом здесь и сейчас, посмотрим куда оно меня приведёт.

Владимир Чернышев:
Я голосую за невечное искусство. Все мое искусство – это след чего-то другого изначально, который искажается либо из работы в работу, либо разрушается сам по себе. В таком случае можно пошутить и сказать, что я оставляю след следа или тень тени, такой след «во второй степени».

Above Art:
Какую роль играют воспоминания в твоей жизни?

Николай Моргунов:
Я живу с ощущением, что все, что происходит, это воспоминания. Даже, когда речь заходит о будущем, кажется, что все уже случилось.

Федора Акимова:
Я отдаю себе отчёт, что воспоминания глубоко субъективны, и одни и те же воспоминания могут испытывать большие метаморфозы на протяжении жизни. Для меня важнее впечатления. Они максимально правдивы в эмоциональном плане даже по прошествии лет. Воспоминаниям личным я предпочитаю «память» культурную, то есть те самые «культурные коды».

Above Art:
Расскажи поподробнее о своих картинах/объектах, представленных на выставке «Воздушные замки»

Алёна Мухина:
На выставке представлены работы из новой серии «Уроки труда». Это вышивка на керамике, серия появилась в условиях изоляции. Жажда цвета нашла свое проявление.
Тема выставки Память для меня волнующая, с тех пор как я заинтересовалась теориями памяти. Как известно, их много и никто до конца не знает, что такое память и как она работает. В наши дни изучают память как способ выстраивания воспоминания заново, а не как место хранения, как было раньше. Установлено, что каждый раз вспоминая, мы немножко меняем историю. Точно так же сказочники меняют рассказы, раз за разом их пересказывая. Мы все рассказчики своих сказок.
В серии «Уроки труда» я рассказываю свою историю. Свою сказку. Мне хочется рассказать ее как в детском лагере ночью, в шалаше из одеял, из тех что с ромбами на пододеяльниках. В ромбах жажда цвета из 1990х, нитки из лайкры, вышивка с уроков труда. Сейчас эти истории складываются в графичные рисунки, хотя сотканы из отдельных образов как из ниток.

Николай Моргунов:
В работах присутствует два основных слоя, хаотичный угольный, который напрямую зависит от моего настроения, и структурированный, напоминающий прозрачные сварные швы. Преображая или скрывая, они дополняют друг друга, создавая баланс спонтанности и предопределенности.

Владимир Чернышев:
Я показываю две работы «без названия» из серии, которая сложилась вокруг силуэта замка, который повторялся из работы в работу. Этот замок не имеет определенного прообраза. Где-то он сгорает в огне, где-то исчезает в арке. Это такой мираж. Осознанно вымышленная история. Графика создавалась путем скобления металлическим стержнем по копировальной бумаге. Конечный результат – это опять же след, что-то, что осталось после. Чем-то эта безымянная техника напоминает ручную печать или офорт.

Федора Акимова:
В основе объектов и живописной работы лежит форма овала. В какой-то момент меня очень увлекла форма овала. Это и почти круг (женская форма, символ замкнутости, повторения), но одновременно – это и форма яйца (один из символов эпохи Возрождения). Затем эта форма мироздания начала распадаться в объектах за счёт плановости и фрагментарности вышивки. Что касается живописной работы, то в ней то же мироздание, или наше ограниченное его восприятие со всех сторон окружено бескрайним синим «непознаваемым».

Бруно Гамбоне:
Я родился в Виетри-суль-Маре, одном из самых красивых мест в мире на побережье Амальфи. Когда мне было 14 лет (1950), я вместе с семьей переехал во Флоренцию и начал работать. В 1962 из Флоренции я уехал на 5 лет в Нью-Йорк, а затем в Милан (1967) и снова вернулся во Флоренцию в 1969. Флоренция – место, которое невозможно забыть. Много моих воспоминаний связано с этим местом. Для меня в воспоминаниях важно все  – помнить запах, атмосферу, воздух и людей.

Я начал создавать серию «Фантастические животные» в 1972 году. Мы работали над книгой для детей вместе с поэтом Альфонсо Гатто. К сожалению, он умер в автомобильной аварии в 1976 году, проект остался незавершенным, но скульптурные животные продолжают жить.

Франсуа Пато:
Я начал работать над серией картин, представленных на выставке «Воздушные замки», во время пандемии год назад, когда все окна для меня были размытыми и закрытыми. Обычно мои работы более абстрактные. В этой же серии удалось уравновесить абстрактную часть с геометрией, найти баланс между композицией и цветовыми вариациями, таким образом картины превратились в фигуративные изображения. Как летняя любовь зимой. «Воспоминания играют огромную роль в моей повседневной жизни – это то, что толкает меня вперед. Они часто меняются, ими манипулируют мои чувства, но, в конце концов, воспоминания поддерживают меня, заставляют работать и двигаться дальше».

О художниках групповой выставки «Воздушные замки»

Николай Моргунов (1992) – современный художник, живет и работает в Барселоне. В возрасте
трех лет поступил в художественную школу. В 2009 году Николай поступил в МГХПА им.
Строганова на факультет Коммуникативного Дизайна (покинул университет на 2 курсе). Его
работы монохромны и минималистичны. Прозрачные сетки наносятся на поверхность, как
решетки, но вместо того, чтобы скрывать изображение, накладывая ограничения, они его
проявляют, акцентируя внимание на том, что обычно скрыто.

Алёна Мухина (1989) – художник-керамист из Москвы. В 2012 году закончила Московский
Архитектурный Институт, работала архитектором. Главной темой работ художницы является
фактура. Алёна работает с несколькими видами глин из разных уголков мира. У каждой глины
свои особенности, и она собирает свою гамму. Основные цвета – черный, белый, глубокий
коричневый. Она почти не применяет глазури, за исключением прозрачных. Ее объекты из
естественных материалов – отсылка к природным мотивам.

Федора Акимова (1987)
– родилась в г. Киев (Украина). В 2008 окончила факультет книжной и
печатной графики Киевского Полиграфического института. С 2011 по 2017 гг. жила в Санкт-
Петербурге, училась на отделении сценографии Академии Художеств им. Репина. Затем
переехала в Москву, в 2018 году окончила "Свободные Мастерские" (ММОМА). Федора создаёт гипнотические заблюренные пейзажи и нежные объекты с элементами вышивки. Эффект
размытости в картинах и объектах появляется в связи с тем, что нет конкретного места, времени
и сюжета, каждый человек видит в этом что-то свое.

Бруно Гамбоне (1936) – родился в Виетри-суль-Маре (Салерно). В возрасте 14 лет впервые
соприкоснулся с керамикой в мастерской своего отца во Флоренции. В 1963 году переехал в
Соединенные Штаты, где занимался живописью, скульптурой, кино и театром. Часто встречался
с такими художниками, как Роберт Раушенберг, Рой Лихтенштейн и Энди Уорхол. В 1968
вернулся в Италию и обосновался в Милане, где познакомился со множеством людей из мира
искусства, в том числе Энрико Кастеллани, Люцио Фонтана, Паоло Шеджи, Агостино Боналуми
и Джанни Коломбо. В 1969 возобновил работу с керамикой. В настоящий момент живет во
Флоренции и продолжает работу.

Владимир Чернышев (1992) – художник из Нижнего Новгорода, исследующий народные
традиции и формы культурной памяти и трансформации архетипических образов в современной
культуре. В 2010 начал работать как уличный художник. С 2013 по 2017 года работал над
проектом «Заброшенная деревня». Осуществляет экспедиции в покинутые людьми поселения в
разных регионах России. Художник разработал собственную систему символов, которые
изображал на фасадах опустевших домов, а затем эта практика стала развиваться в других
формах и медиа (фотодокументация, инсталляция, графика).

Франсуа Пато (1992) 
– художник французского происхождения, живет и работает в Брюсселе.
Исследует баланс между двумя элементами – рассматривает химические свойства цвета и его
влияние на композицию с технической точки зрения и романтический подход к живописи как
диалогу между художником и окружающим пространством.

 

No Comments

Post A Comment