Интервью с Александром Богуславским

Александр Богуславский – фотограф, который совместил аутентичную технику фотографии с современными технологиями.
В своей работе Александр использует старинную ФКД камеру и отпечатывает изображения на стеклянных пластинах 13х18 см, предварительно обработанных серебром. Благодаря тому, что фотограф не может полностью контролировать весь процесс создания, каждое изображение уникально и имеет собственный характер.
Мы встретились с Александром, чтобы узнать подробнее о его творчестве и удивительной технике создания его работ «амбротипии».

Above Art:
Расскажите немного о себе и с чего все начиналось?

Александр Богуславский:
Я занимаюсь фотографией уже 30 лет, в основном пленочной. Первый фотоаппарат мне подарили на мое восьмилетие. Это была была культовая советская камера «Смена 8M». Услугами фотолабораторий в то время пользовались только профессионалы, а обычные любители обзаводились оборудованием для проявки и печати, с которым они по выходным надолго запирались в ванной, не реагируя на стук в дверь.
Я занимался долго пленочной фотографией, пока не увидел амбротипы одного мастера. В тот момент шел набор к нему на курсы, и я буквально попал в одно из последних мест.  Именно он тогда показал мне эту старинную технику, в которой я сейчас могу реализовать свои творческие задачи: показать, что меня беспокоит, проявить социальные вопросы и психологические аспекты личности.
Я не препятствую тому, что появляется. Основной аспект в моем творчестве — это невмешательство в процесс. Я ставлю модель перед камерой, обогащаю атмосферу своими размышлениями, подготавливаю химию для съемки и потом просто дают течь процессу своим чередом.
Это очень сложная и требовательная техника создания фотографий — было время, когда у меня были одни ошибки, но я понял, что именно это и есть мой путь художника. Ошибки, со слов Дали — это дар Бога, и я вижу в этом истину.
Большинство работ, которые я создал построены на каких-то ошибках. В определенный момент времени я перестал комплексовать по этому поводу и думать о том, что я не могу делать какие-то вещи идеально. Все это привело меня к уверенности, что любая случайность не случайна, а есть только цепочка последовательностей и событий в которых я являюсь передающим звеном.

Above Art:
Расскажите немного об оборудовании которое вы используете?

Александр Богуславский:
Моя камера — это простая ФКД 13х18. Мне повезло взять ее на аукционе совершенно новую и, что особенно удивительно, — она одного года рождения со мной — в этом тоже есть какая-то мистика. Я купил ее упакованную в бумагу без единого следа использования, в некоторых местах была ржавчина — от старины. Мы работаем с ней сообща и дополняем друг друга.
Объективы старые, одному из них уже более 100 лет и сейчас уже даже проблема найти описание. Свет, который я использую дневной либо обычный киношный.


Above Art:
Техника создания работ «амбротипия» появилась еще в конце 19 –го века, и многие люди, включая фотографов, уже даже не помнят в чем она заключается, не могли бы рассказать о ней?

Александр Богуславский:
Все начинается с того, что стеклянная пластина опускается в ванночку с серебром. Через  4 минуты происходит обогащение серебром и эта та эмульсия на которую я могу фотографировать. Стекло с полученной эмульсией – это все равно, что «пленка», с той лишь разницей, что здесь я вынужден сделать фотографию в течение четырех минут, иначе эмульсия высохнет и такое стекло уже непригодно для съемки.
Итак, когда я открываю затвор в течение 20-30 секунд изображение переносится на стекло. Если объект движется, то изображение будет размытым. Для получение четкого изображения объект не должен шевелиться.
После того, как кадр сделан, мы переходим в лабораторию. Там, при красном свете на стекло наливается проявитель, а после того, как негатив получен, он опускается в ванночку с фиксажем. Там то и происходит окончательное обращение негатива в позитив.
Поскольку результат зависит не полностью от фотографа, на стёклах появляются дополнительные элементы, наплывы эмульсии, подтеки — иногда я их убираю, но иногда они придают работам более глубокий смысл.
В общем процесс очень непростой и утомительный, но результат пробирает меня просто до костей и приводит заказчиков в восторг.


Above Art:
Это действительно захватывающий процесс, а что самое сложное в нем?

Александр Богуславский:
Основная сложность — это планирование съемки, что отнимает огромное количество времени. Я трачу 3-4 часа на одну съемку, а если это тематическая история, то и все 2-3 недели. Мне приходится не спать ночами, отрисовывать эскизы и потом в конце наблюдать как все это рушиться, превращаясь во что-то другое, отдаленно похожее на эскизы, но еще более восхитительное — спасибо за это случаю! И всем силам, посторонним, или, если угодно — посторонним…
По сравнению с цифрой и плёнкой, амбротипия — самая дорогостоящая технология. Поэтому она предполагает иной настрой, иную собранность. Как минимум, для того, чтобы не разориться на химикатах. До съёмки образ долго вынашивается, продумывается и рождается, порой, в больших муках. Он начинает тебя преследовать, сниться по ночам, окончательно оформляться, но тут же распадаться. Одним словом, это удел того, кто увлечён светописью, прежде всего, как искусством.
Разумеется, муки творчества можно переживать при работе с цифрой и плёнкой. Честь и слава таким фотохудожникам. Современные технологии и мастерство позволяют максимально точно передать замысел на снимке, доработав его на компьютере. С амбротипами не так, на стекле ничего исправить нельзя. Осознание этого заставляет тебя действовать в совершенно ином режиме.


Above Art:
Были ли какие то интересные истории во время съемок?

Александр Богуславский:
Конечно! Например, у меня проходила съемка с двумя моделями, которая называлась «Возвращение домой». Идея была в том, что человек возвращается домой обогащенный и готовый поделиться приобретенными знаниями и опытом, но, родственники, которые живут в другой парадигме, часто встречают «вернувшегося» в штыки , говоря, что нет пророков в своем отечестве.
Во время съемок вторая модель не приехала и мне пришлось использовать в качестве модели девушку, которая привезла реквизит для съёмки. И когда она встала, расправила плечи и распустила волосы, получился совершенно неожиданный образ гордой девушки, идущий с открытым сердцем с короной в руках, что я не планировал заранее.


Above Art:
Насколько сложно найти модель для съемки, какими критериями вы руководствуетесь при выборе ?

Александр Богуславский:
Сами приходят. Если человеку нужен такой, в некотором смысле, метафизический опыт — наши дороги пересекутся. А в остальном полагаюсь на интуицию — если я почувствовал, что энергетика модели подходящая под мои задачи, я напишу ей предложение о съемке вне зависимости от количества подписчиков. Или подойду на улице: там как правило процентов 80 отказывают, но только в начале, пока я не покажу страницу в Instagram — после этого 100% согласие даже у тех, кто считает себя абсолютно нефотогеничными. Кстати, по моему убеждению, таких людей нет. В начале моей фотографической деятельности ко мне приходили люди, не обладающие на первый взгляд красотой, но чем дольше мы работали, тем человек раскрывался все сильнее, и в конце концов я прямо-таки влюблялся в его и внешние данные, и внутренние качества. Это удивительное чувство. После съемки расстаемся мы, как правило, уже друзьями. Благодаря этим жизненным вынужденным урокам, я в какой-то момент мое сознание избавилось от навязанных стереотипов и шаблонов, и я перестал оценивать человека, принимая каждого таким красивым, какой он есть.

Above Art:
Кто из фотографов и художников вдохновляет вас; кого бы вы могли выделить из современных авторов?

Александр Богуславский:
Самые любимые художники: Гюстав Климт, Фердинанд Ходлер и Василий Кандинский. Из фотографов: Сара Мун, Салли Манн и Серж Романов — именно благодаря его творчеству мой 30-ти летний стаж пленочной фотографии прервался, и начался этап мокро-коллодионного процесса.

Above Art:
Где можно увидеть ваши работы?

Александр Богуславский:
До 13 сентября в POPUPMUSEUM на выставке современного искусства «Русско-Китайские сезоны 2018» представлены 5 моих работ.
В декабре несколько работ будет показано в Санкт-Петербурге на V-й международной биеннале фотографии в Русском музее.
И уже совсем скоро пройдет моя первая персональная выставка. Она важна для меня не только тем, что она персональная, но и тем, что на создание работ ушел практически год. Проект МЕДЕЯ состоит из 15-ти работ, которые, я уверен, вас приятно удивят.
Информация о выставке появится в скором времени.

 

 

 

Вам будет интересно

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
No Comments

Post A Comment