Абстракция в авторской технике Мари Агарковой

Мари Агаркова, художник и амбассадор производителя акриловых красок Royal Talens, работает в абстракции и фотореализме. Многие годы исследует и популяризирует акрил и техники работы с ним, разработала авторскую технику акрила, имитирующего акварель. Мы встретились с Мари на открытии выставки ее проекта “Родина” в необычном месте — первой в России арт-резиденции для художников в горах. Менее чем за месяц работы в мастерской на высоте 1170 м., в сердце Кавказских гор Мари реализовала художественный проект — от эскизов до авторской экскурсии на открытии выставки.

Above Art:
Мари, расскажи о проекте и как ты оказалась в Резиденции?

Мари Агаркова:
Уже многие годы я увлечена изучением возможностей акрила. Начинала с техники жидкого акрила, делала работы большого формата, проводила мастер-классы. Несколько лет потратила на создание и развитие онлайн школы ПРОакрил  Но в какой то момент я поняла, что для меня техника жидкого акрила исчерпала себя: я сделала в ней все, что могла. И начались эксперименты с акрилом на химическом уровне — я стала искать химиков, которые помогли бы мне разобраться с процессами, вывести акрил на другой уровень. Параллельно общалась с техническими специалистами Royal Talens. И появилась новая техника — акрил, имитирующий акварель.

В сентябре прошлого года я попала на фестиваль NewArtfest в горах Сочи — это был такой масштабный “праздник” творчества, куда приехали очень многие художники, друзья, мои партнеры, были представлены многие профессиональные бренды. А через некоторое время организаторы фестиваля объявили об открытии горной арт-резиденции “Цветные горы”, которая предоставляет мастерскую в горах и проживание на Flacon1170. Я подала заявку, и уже через несколько месяцев получила уникальный опыт работы в формате резиденции и меньше чем за  месяц реализовала достаточно большой проект.

Above Art:
Проект “Родина” делался специально под Резиденцию?

Мари Агаркова:
Этот проект — моя личная история, его идея возникла летом 2018 года, после того, как я вернулась из путешествия по Карелии, в ходе которого обнаружила страшное состояние, в котором находится природа Карелии — горы бытового, органического мусора, брошенная мебель, детали автомобилей, бытовой техники “вторглись” в ландшафт уникальной природы. Мне было физически больно, я пребывала в тяжелом состоянии и по возвращении буквально за несколько дней акварелью в скетчбуке сделала серию эскизов будущих абстрактных работ.

В Москве моя мастерская расположена в подвале, для техники жидкого акрила это не принципиально, мне достаточно направленного искусственного света. А здесь в Резиденции с панорамными окнами всегда очень хороший, мягкий свет, длинный световой день. И я буквально по-другому увидела свои краски, смогла глубже работать с цветом. Кроме того, любая резиденция дает художнику возможность сосредоточенной работы, не отвлекают никакие бытовые вопросы, городская суета. Во многом благодаря этим составляющим и состоялся этот проект.

Мари Агаркова “Карабаш”


Above Art:

“Родина” — это не только твое художественное высказывание, но и социальный проект, его цель привлечь внимание к проблемам экологии. Ты выбрала абстракцию —считаешь, что она может лучше донести до зрителя идею, затронуть глубоко, вдохновить на какие то действия?

Мари Агаркова:
Через абстракцию можно сказать очень многое, но если объяснять. Я не тот художник, который выставляет работу без всякого комментария. Я никогда не поставлю зрителя в неловкое положение глупца, который, стоя перед картиной, стыдится того, что он ничего не понимает. Именно поэтому в “Родине” есть и текстовый комментарий, и фотографии тех мест, о которых идет речь. Я объясняю и тему, и символизм своих работ, в том числе с целью диалога со зрителем. Для меня это самое ценное в современном искусстве  — взаимодействие с художником, который творит в ваше время. И вы можете услышать его высказывание из первых уст, а не интерпретацию искусствоведов.

Мари Агаркова “Тяжелая промышленность #1”

 

Above Art:
Расскажи о технике — зачем акрилом имитировать акварель?

Мари Агаркова:
Я потратила много на технику жидкого акрила, но я никогда не считала ее техникой будущего. Она в какой-то степени безликая, и именно из-за нее я больше всего оправдывалась как художник. Мне было интересно развивать и популяризировать эту технику в России, но потом пошло много плагиата. Но именно эта работа дала мне глубокое понимание материала — акрила. Мое сотрудничество с Royal Talens позволило максимально глубоко погрузиться в тему: я посещала заводы, работала с техническими специалистами. В какой то момент я стала экспериментировать с органическими растворителями, нашла специалистов-химиков. Я не могу раскрывать все подробности, так как это серьезные вещества и нельзя так просто экспериментировать дома, но именно работа с краской на химическом уровне и дает мне нужные эффекты, например, эффект грануляции, который сейчас очень ценится в акварели. А я создаю эти эффекты в акриле, что ранее казалось невозможным.

Я уважаю акварель, делаю ей эскизы, например, но я художник-экспериментатор, и мое высказывание — оно и на уровне материала. Зритель видит эффект акварели, но в большом масштабе и другими эффектами. При этом я работаю на акварельной бумаге, натягиваю ее на подрамник. Так что мои работы с одной стороны хрупкие, с другой — стойкие, так как акрил не подвержен изменениям.

Мари Агаркова “Нефть #2”

 

Above Art:
Насколько работы в этой технике популярны и востребованы сегодня у покупателей современного искусства?

Мари Агаркова:
Многое зависит не от материала, которым исполнена конкретная работа, а от художника и от того, что изображено на картине. И в значительной степени играет роль наработанное имя и наличие круга людей, которые знают меня и мои работы. Они хотят их приобретать и даже коллекционировать. Им, пожалуй, важнее содержание, чем техника. Я думаю, это универсальное правило, которое работает со всеми художниками.

Above Art:
Ты много путешествуешь, посещаешь арт-ярмарки за рубежом? Можешь отметить отличия российского арт рынка от зарубежного?

Мари Агаркова:
Россия страна с очень сильной академической культурой, причем в любом творчестве — музыка, танец, живопись. Именно эта культура породила художников, которые сегодня составляют основу Третьяковки, Русского музея — мировых сокровищниц. В этом смысле я бы не хотела критиковать академизм, но он очень сильно тормозил и тормозит развитие именно современного искусства, искусства поиска ныне живущих художников.

Если бы я осталась в академизме, я бы продолжала писать условную “сирень в вазе”. А абстракция — это всегда высказывание. Даже мои работы в технике фотореализма они больше про абстракцию, чем про отражение реальности. Я сама фотографирую, ищу такие сюжеты, которые заставят зрителя думать. При этом сильная школа академизма  порождает и проблему восприятия. Абстракция — это не метод рисования, это специфика восприятия. И у нас мыслить абстрактно, к сожалению, не учат. В советское время мыслить абстрактно для художника было просто опасно. И сегодня, еще прошло слишком мало времени с распада Союза, чтобы сформировалась та база, в том числе восприятия зрителем, которая есть в Европе или США. Россия в этом смысле еще грудной ребенок, которому предстоит  многому научиться. Но как галерейный художник, чьи работы покупаются и в России, и за рубежом, я вижу смену поколений, появление культуры понимания современного искусства. Даже культура покупки картины для “гостиной с зеленым диваном” не кажется мне недостойной. В США есть сформированная потребность вешать в домах оригиналы картин современных художников, у нас эта культура только зарождается. Мне самой как зрителю интересны современные художники, я считаю бесценной возможность общения с автором картин. Ходите на выставки, задавайте прямые вопросы художнику, это то, что не даст вам никакая история искусств.

Мари Агаркова “Уголь”


Above Art:

А какие тренды ты можешь выделить в современном искусстве, что отмечаешь нового и интересного?

Мари Агаркова:
Уже давно в США в тренде максимализм в форме и минимализм в исполнении, а Европа продолжает удивлять масштабностью и глубиной проектов.

Мне немного сложно сейчас рассуждать о трендах в современном искусстве в целом, так как в 2018 году я в большей степени уделяла внимание своим проектам и развитию онлайн школы. Что касается российского современного искусства в контексте ныне живущих художников, то пока я отмечаю зарождение рынка, и как он будет развиваться, мы увидим своими глазами. Предсказывать не берусь.

Above Art:
А если попытаться определить место русских художников современности на мировом арт-рынке?

Мари Агаркова:
Русским в абстракции быть сложно. Я вижу художников-академистов, которые нашли свое место на мировом рынке, их работы узнаваемы, но они чаще всего используют в работах символизм русской жизни, и по нему их узнают. Русские художники совершили революцию в 20 веке, но в 21 им придется побороться за место под солнцем.

Above Art:
Какие у тебя планы на ближайшее время?

Мари Агаркова:
Работа над двумя большими проектами, один из которых мультимедийный, но пока не могу раскрывать подробности. В ближайшие несколько месяцев — персональная выставка в ARTIS Gallery на Винзаводе и переезд в новую мастерскую. После резидентства в мастерской в горах я поняла, насколько важен свет и пространство для художника, даже абстракциониста.

 

 

Поделиться
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
No Comments

Post A Comment